С угольками ясными в глазах

Безгранична память народная: «Лица Победы»

Просматривая списки ветеранов Великой Отечественной войны, не перестаёшь удивляться, как много среди них женщин-фронтовичек. А ведь уходили на фронт они совсем юными девчонками, многие их которых не видали больших городов и других машин, кроме примитивной сельской техники. А тут не испугались – в блиндажи сырые, навстречу танкам и жестокому врагу. И шли, до хруста стиснув зубы, дорогами ужасной той войны.

Героиня сегодняшнего повествования женщина-радистка, чья служба в лихие сороковые прошла на флоте.


Фото из семейного архива

Полями её сражений была морская гладь. Для кого-то Чёрное море – желанное место отдыха, а для Раисы Евгеньевны Заичко (в послевоенном замужестве Гладковой) оно стало мерилом жизни и смерти, той водной гладью, которую врагу нельзя отдать, местом, где вечный покой обрели многие её боевые друзья. Для неё это море – святыня, место юности прекрасной боевой.

Жизнь её в родной станице  текла светло и безмятежно. Изобилия и роскоши в конце тридцатых на Дону, как и во всей стране, конечно же, не было, но была комсомольская юность, закаты и рассветы на Дону и максимум веры в прекрасное будущее. И оно уже было близко: в сороковом году Раечка Заичко окончила среднюю школу и даже успела поступить в Ростовский педагогический институт. И забурлила весёлая студенческая жизнь в большом красивом городе.

Известие о начале войны застало её на ростовском вокзале. Сначала даже и не испугалась, ведь тогда твердо знали и верили, что «врага разобьём малой кровью, могучим ударом».

Осознание опасности подошло несколько позже, когда студентов её курса направили в одну из школ Ростова оборудовать военный госпиталь. Потом началось интенсивное обучение навыкам оказания медицинской помощи раненым.

Вскоре студентов направили в один из колхозов Романовского района на уборку урожая. Вернувшись в родную станицу, до первых заморозков под руководством Ивана Смолякова, секретаря комсомольской организации района, грузили они с товарищами зерно на ссыпном пункте.

Война ещё была далеко, но подходил к концу её первый год, и уже в огненном кольце блокады истекал кровью героический Севастополь. И в это время прозвучал призыв ЦК ВЛКСМ: «Комсомолки, на  флот!».

Совсем ещё  юные, в большинстве своём никогда не видавшие моря, со всех ближайших областей и краёв они без страха откликнулись на этот призыв. Ведь тогда не доблестью,  а гордостью считали девчонки стать солдатом на войне.


Фото из семейного архива

В мае сорок второго ушла на фронт и Раиса Евгеньевна Заичко.  Времени на сборы особенно не было, и так случилось, что родители даже не смогли её проводить – они в то время перегоняли скот подальше от врага. Провожать пошёл старенький дедушка Алексей Фёдорович Заичкин, который и сам неоднократно защищал рубежи Отечества: сначала в русско-японской войне на сопках Манчьжурии, а затем и во всех последующих сраженьях и конфликтах.

Сын его, Евгений (отец Раисы), с первых же дней боролся за Советскую власть на Дону, партизанил в гражданскую войну. Неудивительно, что и у девушки был так силён семейный патриотический дух.

Дед спокойно воспринял решение внучки: понятие чести и долга всегда было в этой семье превыше всего.

Помнила Раиса Евгеньевна его, старенького, худого и сгорбленного с палкой-костылём на высоком донском берегу у пристани. Умудрённый жизненным опытом и испытанный не одной войной, он отлично понимал, куда провожает любимую внучку: слёзы сами бежали из глаз, но паники он не выказывал. Так и стоял у пристани в одной позе, пока не скрылся из глаз пароход.

Лишь повзрослев, Раиса Евгеньевна поняла, чего стоило ему это спокойствие, а её оно хранило все фронтовые годы, внушая уверенность и ей.

Первым делом направили девушек в учебный отряд школы связи в Анапу. Там же приняли они и воинскую присягу. С осложнением ситуации на фронте, школу перебросили в грузинский город Кутаиси, где и закончилось их обучение, во время которого проявилось особое старание Раисы, стопроцентный слух, быстрота реакции, за что направили её в третий береговой радиоотряд особого назначения (З-БРО) в качестве радиста-разведчика. Её часть обеспечивала разведданными штаб Черноморского флота. Вахту несли девушки дни и ночи: каждый пущенный на дно вражеский корабль потоплен и при их участии. Довелось Раисе Евгеньевне участвовать в освобождении Крыма и Севастополя.

Война закончилась для них в Крыму внезапно, так же, как и началась. Перед Раисой тогда открылась блестящая перспектива – продолжить службу там, в Крыму, в должности преподавателя военного училища.

Но от войны и службы очень уж она устала, и к тому же манили родные края. С фронта вернулась Раиса с боевыми наградами, среди которых медали: «За героическую оборону Кавказа», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», орден Великой Отечественной войны II степени.

В мирное время дополнился этот наградной «иконостас» всеми юбилейными медалями, нагрудным знаком «Ветеран-разведчик Краснознамённого Черноморского флота» и редкой в наших краях медалью адмирала Ушакова к 200-летию Российского флота.

Отец её, вернувшийся с фронта, тоже пополнил копилку семейной славы орденами Боевого Красного Знамени и Великой Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги» и «За взятие Кенигсберга».

Оба брата Раисы Евгеньевны — Анатолий и Евгений, впоследствии стали кадровыми военными. Вот такая у них династия защитников Родины.

Пройдя дорогами войны, сквозь дым и кровь, не огрубела девушка, не возгордилась – осталась той же нежной, женственной, интеллигентной.

За все лишения военных лет судьба вознаградила её встречей с земляком, фронтовиком-танкистом, Александром Владимировичем Гладковым. Оба, прошедшие испытания войной, создали они крепкую дружную семью. Вместе работали в школах района: Дубенцовской, Потаповской и родной, Романовской. Старожилы, наверняка, помнят эту красивую пару своих учителей.

Растили супруги первую дочурку Ниночку, но она так и осталась единственной. Война, пощадившая на фронте Раису, здесь, в мирное время, ударила в самое сердце: Александра «подкосили» былые раны, вырвав его из жизни непростительно рано – в 32 года от роду. Только и было отмерено им счастья шесть лет.

Все годы с Раисой Евгеньевной были в переписке боевые подруги, верные дружбе, рождённой в горниле войны. Были и послевоенные встречи в Севастополе и Киеве.

О пройденном жизненном пути Раиса Евгеньевна никогда не жалела. Как и все её боевые подруги, она считала, что если жизнь сложилась бы иначе, то в день Победы стыдно было б ей. А её совесть чиста – вся жизнь прожита достойно.

Л. Каличава

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content