Творчество наших читателей: литературная страница «Встречи»

Творчество наших читателей: литературная страница «Встречи»

Наша тематическая литературная страница под названием «Встречи» — это возможность для людей пишущих, любящих и почитающих поэзию и прозу, поделится своими творческими находками, представить их на суд широкого круга читателей и единомышленников.

Сегодня эту возможность мы предоставляем уже хорошо знакомому подписчикам «Романовского вестника» самобытному поэту из х. Потапов Михаилу Рябухину, а также другим, не менее известным авторам — Олегу Волкову из ст. Романовская, Татьяне Мажориной из г. Волгодонска

М. Рябухин х. Потапов

ЛЮБОВЬ

Любовь внесли, как кушанье на блюде,
Как поварята вносят лебедей.
Запечены их лакомые груди
Белы при свете, пляшущем, свечей.

Встречая действо вакханалья пира
Загоготала грубо и хмельно,
Но будущее мира отразилось
В рассветных окнах, красно, слюдяно...

Летели наземь поставцы и кубки
Рубилась насмерть ближняя родня,
В окно глядела ранняя голубка
И кровь лизали языки огня...

ЛИВЕНЬ

Крутизна сливянки-тучи
Пахнет влагой и грозой.
Дождь, холодный и сыпучий
Зарядил, как чумовой,

Как расчесанная грива
Даль струиста, а река
Покрывается, бурлива,
Пузырями кипятка.
И на привязи короткой,

Раскачав свои бока,
Рвется пляшущая лодка,
Как собака с поводка.

СПАС —  НА —  ВОДАХ

На берегу гудящим роем,
Клубился деревенский сход.
Купец за речкой церковь строил,
В том месте, где у речки брод.

Построил церковь и уехал
Купец, подальше от греха,
Построил быстро, без огрехов,
Найдя для паствы пастуха.

Купец в Москве за чаепитьем
В столовой мраморной своей
Теперь не вспомнит мордобитье
С разбоем от лихих людей,

Как схвачен был и чудом спасся
Рекою, перебравшись вброд,
И как от холода он трясся,
Переломав некрепкий лед.
Все по простому разуменью
Купец решил уже тогда, -
И церковь, там, где путь к спасенью
Стоит до Страшного суда.

ГУСАР НА ПЕНСИИ

В углу борзая со щенками,
Ружье, гитара на стене,
Остатки снеди, пунш в стакане,
Синеющий лесок в окне.

Не стоит нынешняя скука
Стиха восторженной строки.
Гусару сельская наука,
Что сабля в деле без руки.

Насупясь, долго курит трубку
Наград геройских кавалер,
Любимец женщин, словно в шутку,
Вдовец он и пенсионер.

На что ему житье такое?
Коль годы верности друзьям,
Войны и жизни на постое,
Прошли, оставшись где-то там:
За синим тлеющим лесочком,
За желтью вымокших полей...
Остаток жизни, - дел на строчку,
Прожить бы как-то поскорей.

ЛЕПОТА

Усадеб книжная природа:
В пруду, где отблеск сонных вод,
На берег в рясковых  обводах
К обеду туча наплывет.

И ветер, завалившись в травы,
С ленцой, но всё ж зашелестит
Поодаль зеленью дубравы
Листвой прибрежною ракит.

По вышкам зонтичных растений
Сверкая крыльями стрекоз,
Витает юный дух осенний
Нас экзальтируя до слез.

И с тем, что мы неистребимо
Чтим, как потребности души
(О судьбах Родины любимой),
Не больно горевать в тиши…

ВЕЧЕРНЯЯ  ЗОРЬКА

Над причалами тихое зарево
Словно купол златого крыльца,
Сквозь степное далекое марево
Свет огней - золотая пыльца.

Загустела вечерними водами
Прилепилась к груди берегов
Тишь реки, что бурлила над бродами
В половодье сошедших снегов.

И где к лодкам спускается лесенка,
Оседлав над водою мостки,
Ребятня ноги босые свесила
И глядит на свои поплавки.
Художник А.А. Шишкин
СТАРЕЦ
Отдать последнюю рубаху
И в рубище явиться в свет.
Поймать мудренейшую птаху
Рукой, как свадебный букет,

Чтоб хищно не мигая взглядом,
При солнце или при свече
Была все время птаха рядом
В шкурье вкогтившись на плече.

Все на суку, в пути, занозы
До блеска истереть рукой,
А там, глядишь, и станет грозным
В ударе оземь посох твой.          

ЗЕМНОЙ  СРОК

Одиночкой беспокойной
Жизнь торопится. Куда?
Тишиною летней, знойной,
В штормовые холода…

Пусть желанное на блюде
Мне судьба не подает,
Но с моим желанным люди
В спешке движутся. Вперед?

Торопливо, одиноко,
Не задерживая взгляд,
Не страдая о высоком
Души к вечности летят…

Когда смысл земного срока
Для души не оценён
В сроке жизни одиноко,
Да и торопливо в нём.

О. Волков ст. Романовская

КНИГА МОЕЙ ЖИЗНИ

Я открываю книгу прошлых лет.
Страницы жизни перелистываю снова
И всё смотрю на то, чего там нет,
И что там есть за сумраком былого.
А есть там дни, которых не забыть,
Минуты радости, секунды горя
И успеваешь ты счастливым быть,
И понимаешь, что с судьбою не поспоришь.
А годы уплывают в никуда,
В страну сплошного счастья и покоя.
От этого не деться никуда,
И нам не предусмотрено иное.
И хочется все дни те позабыть,
Где сделал я чего-нибудь плохое,
И помнить дни, где успевал любить
И сделал что-то важное такое.
Жаль, книга жизни очень коротка,
А как её продлить, никто не знает,
Но пусть она, хотя и нелегка,
Продлится столько, сколько кто мечтает.

Я СМОТРЮ НА СВОЕ ОТРАЖЕНИЕ

Седина мне виски запорошила.
Сколько видел я в жизни вокруг!
Но недавно нежданно, непрошено
Народился мой маленький внук.
Я его из роддома встречаю
И боюсь даже на руки взять,
Только вдруг за собой замечаю:
Почему-то мне трудно дышать.
Невесомый комочек в конвертике -
Где ж там прячется только душа?
Я, согласно родительской этике,
Принимаю его, не дыша.
Своим взглядом слегка затуманенны
С любопытством он смотрит на свет.
Ну, а я же - совсем одурманенный,
И счастливей меня в мире нет!
Я гляжу на свое продолжение -
Это плоть и кровинка моя!
Дочка сделала мне одолжение,
Потому-то и счастлив так я!
Я не жду, что он станет волшебником:
Не бывает такого вовек.
Пусть не вырастет только мошенником
Этот маленький мой человек!

РОССИЯ

Дубовый лес под синим небом.
Родник с водою ключевой.
Всё называется Россией,
В которой мы живём с тобой.
Идут столетья за столетьем.
Лихие пролетят года,
Но этот лес в уборе летнем
С тобою будет навсегда.
Порой Россию мы ругаем,
Дороги, дураков браним,
В душе же любим и желаем
Ей счастья и богатства с ним!

Т. Мажорина г. Волгодонск

ИСПОВЕДЬ

А что, как я поведаю бумаге,
Что чернобылом, тёрном поросли
Былых невстреч колючие овраги,
Поля несостоявшейся любви?..
Порой душа, с невысказанной болью,
Листает память – ей не прекословь –
И утопает в горечи злословья
Тобой не оценённая любовь…
***
В любви растворялись, как в песне,
но тесно
вдруг стало вдвоём…
Встаём мы с зарёю небесной,
над бездной
разлуки бредём.
Идём по тропинке чужими –
немыми!
Мой бывший родной…
Стеной
нависаешь. Как больно!
Довольно!
Пусти, милый мой –
Домой!
Мне вернуться по силам.
Просила
судьбу: «Помоги!
Не лги,
коль любовь приостыла.
Постылой –
негожи торги!»

Мне нужно многое успеть

Судьба уходит к молодым.
Виктория Можаева
И снова слякоть за окном.
Февраль. Не спится.
Воспоминаний снежный ком
В душе гнездится.
А стрелки заполночь давно.
В квартире тихо.
Накинув серое рядно,
Крадётся Лихо
По подворотням, площадям
И переулкам…
Сижу, а сердце напрочь – в хлам!
Стучится гулко.
И не спасает ничего,
Тревога гложет.
Хочу лишь мира одного –
Храни нас, Боже!
Судьба уходит к молодым.
Избавь от войн их,
Развей ненастий горький дым,
Храни достойных!
Мне нужно многое успеть –
Всё очевидно:
Хочу, чтоб слог звенел, как медь,
И, чтоб не стыдно
За жизнь, подаренную мне
Когда-то мамой,
Пока спешу, пока в огне,
Пока упряма…
***
Стылый ветер свирепствует, кружится
В закоулках продрогшей души.
И не можется мне, и недужится, –
Не сидится в елейной тиши.
Мне на гребне волны
сверхнапористой,
Поневоле приходится быть;
Словом острым,
порою «забористым»,
Не всегда по течению плыть…
На горячий песок, да у берега,
Бросить душу бы, да отогреть!..
Только в Слово незыблемо верю я,
Что как колокол может звенеть!..

Музыка слова

Музыка слова… И – магия
Вдруг проняла.
Может, сгорю на бумаге я? –
Будет зола…
Шолохов, Чехов, Калинин ли…
Дона сыны!
Тяготы времени приняли, –
Беды страны.
Гришка, Аксинья и Клавдия,
И Будулай…
Судьбы России. – Не правда ли?..
Боль и раздрай!
Нижнего Дона трагедию
Так обнажить!..
Жадно читаю наследие –
Так бы творить…
Музыка слова и магия…
В сердце – весна.
Если сгорю на бумаге я,
Значит – сполна!..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content