Спасая жизни на войне

Жительница ст. Романовская Надежда Яковлевна Никиточкина, будучи санитаркой, принимала непосредственное участие в обороне Ленинграда, спасала раненых бойцов в ходе боёв на Прибалтийском и Волховском фронтах. Старший сержант медслужбы Никиточкина награждена орденом Отечественной войны 2 степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией».

Сегодня Надежда Яковлевна вспоминает::

— Задача, вроде бы, простая — выносить раненых с поля боя. Но как нелегко было её выполнить! Помню, сидим в окопах на передовой… Осень, уже холодно. Над нейтральной полосой фашисты самолёт сбили. Видим, кто-то выпрыгнул с парашютом. Немцы начали стрелять по нему. После того, как парашютист опустился, я к нему поползла — вдруг живой. Подползаю и вижу — лётчик на земле лежит и наган на меня направляет со словами: «Не подходи, застрелю!». Я ему объясняю, что я своя, санитарка. Он был ранен в обе ноги и начал просить, чтобы я его пристрелила. «Давай наган», — говорю. Взяла у него оружие — и себе за пояс, а его на плащ-палатку и потащила по кочкам, по кустарнику. Коленки и локти в кровь сбила… Тяжелый, килограммов семьдесят с лишним, но дотащила. Сдала его, переоделась… Слышу, зовут меня к нему. Это был подполковник Ковалёв. Он мне сказал: «Дочка, если жива останешься, разыщи меня после войны. Всё для тебя сделаю. А наган отдай». После войны я его не стала искать.

Легкораненые обычно шли или ползли в тыл самостоятельно. Иногда санитары помогали им. Хватало тяжелораненых, которые самостоятельно выбраться в безопасное место не могли.

На фронте бывали необычайные случаи, в которые в мирное время трудно поверить.

Это было на Волховском фронте. Остановились мы в какой-то избе. Поужинали и спать попадали. Вдруг слышу голоса и вроде речь не наша, немецкая. Я вскочила, на улицу выбежала — ничего не слышно. Думаю, наверное, показалось с усталости. Зашла в избу, легла и — опять голоса. Потом сообразила, что голоса слышны откуда-то снизу. Нашла лаз в подпол, приоткрыла, а там человек 13 немцев. Пьяные. Немцев, конечно, повязали. Командир перед строем благодарность мне вынес.

А после войны хозяйство восстанавливали. Нелегко было, но это уже мирное время. По сравнению с военным лихолетьем — счастливое.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content