Врач-инфекционист: «Омикрон» уже вытесняет «Дельта-штамм» COVID-19

Врач-инфекционист: «Омикрон» уже вытесняет «Дельта-штамм» COVID-19

В ЮАР найден новый штамм коронавирусной инфекции, который получил название «Омикрон». Многие страны уже вводят ограничения, чтобы не допустить его распространения. Как возник «Омикрон-штамм», насколько и чем он опасен и к чему могут привести постоянные мутации коронавируса? – на эти вопросы ответил Андрей Поздняков, врач-инфекционист, главный врач «Инвитро-Сибирь»:

1. Насколько эффективны ограничения как мера борьбы с новым штаммом COVID-19?

Ограничения эффективны только для того, чтобы в конкретной стране, где произошла вспышка заболеваемости, не заболело одновременно слишком много людей и не случился перегруз системы здравоохранения. Сейчас все страны ограничивают авиасообщение с ЮАР, хотя новый штамм уже обнаружен в Европе. Есть вероятность, что он уже завезен и в Россию.

При этом пока сложно делать выводы о том, насколько «Омикрон» опасен. Действительно,серьезные опасения вызывает тот факт, что, если верить Южно-Африканским исследователям, «Омикрон-штамм» вытесняет «Дельта-штамм». При этом «Дельта-штамм» очень заразен и патогенен. Это позволяет сделать вывод, что «Омикрон» более заразный, а про уровень патогенности пока мало что известно.

2. Почему коронавирус мутирует и в чем возможные причины Омикрона?

Сейчас наиболее благоприятное время для появления новых штаммов: с одной стороны, все больше вакцинированных, то есть, это неблагоприятные условия для размножения вируса, а с другой, ему нужно как-то выживать, и для этого он будет размножаться среди непривитых. То есть в основном среди людей с противопоказаниями, а первое противопоказание – это иммунодефициты. Длительная персистенция (носительство) вируса в иммунокомпрометированном организме, например, человека, зараженного ВИЧ, вероятно и стала причиной появления штамма «Омикрон».

Иммунная система таких пациентов не может в нормальные сроки справиться с вирусом, он находится в организме длительное время, мутирует, учится уходить от атаки иммунной системы. Если данная мутация (мутации) оказывается удачной, то она дальше активно распространяется в вирусной популяции, поскольку имеет преимущество перед немутированными собратьями. Так возник первый значимый штамм SARS-CoV-2 — британский «Альфа». Только не у ВИЧ-инфицированного, а у онкологического пациента. При этом пациенты с иммунодефицитом переносят коронавирус достаточно легко – без высокой температуры и цитокиновых штормов, потому что иммунная система не сопротивляется.

3. Какими симптомами проявляется новый штамм?

Пока что медики из ЮАР фиксируют преимущественное заражение молодых людей, сильную усталость и повышенную температуру в течение 2-3 дней. Тяжелых случаев не описывают. Но это пока. Просто потому что в данный момент идут работы по секвенированию, то есть расшифровке, генома и, соответственно, подтипа вируса далеко не всех заболевших.

4. По информации, которая есть сейчас, этот штамм можно найти с помощью существующих тестов.Так ли это? В чем может быть сложность при диагностике?

ПЦР-тест выявляет присутствие генетического материала SARS-CoV-2, что и нужно врачам. Для определения конкретной мутации нужно секвенирование.

5. К чему приведут мутации коронавируса? 50 мутаций – это много для вируса?

Мутации – это количество изменений в структуре генома вируса по сравнению с изначальным вариантом. Сами по себеэти цифры имеют мало значения, так как это только гипотезы разных ученых, причем, как часто бывает с COVID-19, диаметрально противоположные.

По мнению одних, мутации ведут к более высокой заразности и большей патогенности, то есть зловредность вируса будет расти. По мнению других, пока не совсем понятно, что с этими мутациями не так, и прежде чем впадать в панику, нужно понять, опасно ли то, как меняется вирус. Излишнее количество мутаций вируса может сделать его нежизнеспособным. Такой вариант вполне возможен, например, в Японии с «Дельта-штаммом» сейчас происходит именно это.

6. Почему говорят, что вакцинация может не помочь?

Вакцины могут не помочь в том случае, если большое количество мутаций в S-белке окажутся удачными. Это может изменить структуру S-белка таким образом, что уже имеющиеся поствакцинальные или постморбидные антитела к изначальной его (S-белка) стереохимической конфигурации окажутся не совсем эффективными. Сколько конкретно нужно мутаций, чтобы вакцина перестала работать – неизвестно.

Главное, что сейчас уже есть сама технология создания вакцины, и её не нужно будет разрабатывать с нуля. Если говорить упрощенно, то можно взять часть измененного вируса, изучить её, разложить на молекулы, собрать синтетическую версию и насадить на аденовирус или на платформу мРНК. Это то же самое, что с вакциной от гриппа: есть принцип создания вакцины, а дальше в зависимости от штамма составляющие могут меняться и дополняться. И это не регистрируется как новый препарат.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content