Zдесь улыбаются, чтобы не плакать

Zдесь улыбаются, чтобы не плакать

На территории Волгодонского района создан пункт временного размещения граждан, прибывающих из приграничных с Ростовской областью территорий. Пункт развёрнут в районном Доме культуры в станице Романовской. Корреспондент районной газеты пообщалась с жителями Донбасса — и вот что они рассказали.

Сегодня в Доме культуры ст. Романовская необычные гости. Это беженцы, приехавшие из Донецкой республики — пожилые люди, женщины, дети. Всего район приютил 31 человека — 12 из которых дети, самому младшему исполнился годик. Как только они погрузились в автобусы, собираясь покинуть Родину, начало действовать негласное правило — не плакать. И если у кого-то одного появляются слёзы на глазах, другие сразу же стремятся, любыми способами предотвратить лавину отчаяния, переключить внимание, отвлечь от горестных мыслей. Они улыбаются, чтобы не плакать, лишь красные глаза выдают, что справиться с эмоциями удаётся невсегда.

Мы должны держаться, иначе нельзя. Рыдания одного, как камень с горы повлекут за собой целый камнепад, который не остановить. У нас у всех общая беда и своя собственная. У меня 67-летний отец остался в Донецке. Также, как и в 2014 году, он категорически отказался уезжать. Слава Богу, связь с ним есть. Жив и уверяет, что всё хорошо. А когда спрашиваю: «Значит, можно возвращаться?» заявляет: «Нет, нет и нет». Это объясняет многое без лишних слов. Мы же можем успокоить его, не приукрашивая ситуацию. У нас, действительно, всё хорошо. Так хорошо, что мы даже и не ожидали. Было много дезинформации и, когда мы сюда ехали, беспокоились о том, как нас встретят. Встретили с открытой душой и любовью в сердце — за что большое спасибо. Отношение искреннее, ненаигранное, непоказное ради галочки. Школьники уже приступили к учёбе, малыши пошли в детский сад. В свободное время с ребятнёй занимаются педагоги дополнительного образования. Библиотекари не оставили нас без внимания. Нам оформили СНИЛС и банковские карты. Причём, банковские служащие для этих целей вышли на работу в свой выходной день. И, самое главное — мы и наши дети в безопасности. Жители Луганской и Донецкой республик знают, что если слышишь свист снаряда, значит, это не твой снаряд и бояться нечего. Свою смерть ты не услышишь. Но это в теории, а столкнувшись в жизни… Хочу забыть эти знания. Планы уехать из Донецка у меня появились давно. Оставались они неосуществленными, потому что мама, вначале отказывалась покидать свой дом, потом заболела. А я не могла её оставить. Мамы не стало год назад, и я начала оформлять документы для себя и детей на гражданство России, в данный момент они уже почти готовы. Не хочу возвращаться, — говорит Татьяна Николаевна Клепко.
Татьяна Николаевна приехала вместе с 14-летним сыном и 10-летней дочерью. И как-то так получилось, что ещё в дороге, лидерские качества характера сделали её старшей в группе из 19 человек, прибывших из одного района Донецка. И действительно, к активной молодой женщине прислушиваются даже старшие по возрасту.
ZДОРОВЬЕ ПОД КОНТРОЛЕМ
91-летняя Екатерина Андреевна Карюкина, вспоминая пережитое, расплакалась. Татьяна Николаевна тут же вмешалась: «Ну, баба Катя, ты же наш цветочек, не надо слёзы лить, давление поднимется». И наш разговор переключился на здоровье.

Ноги у меня болят, но как только приехали, мне сразу принесли мазь и, теперь, я её каждый день втираю. Хожу везде сама, потихонечку с палочкой. Пока жива, ноженьки должны слушаться, должны ходить, — уверяет Е.А. Карюкина.
Все близкие Екатерины Андреевны — зять, дочь, внуки, правнуки остались в Донецке, и пожилая женщина надеется, что они живы.

В 2014 году родные мои все уехали, а я осталась. И холодная была, и голодная. Спасибо мужчина из соседнего села подкармливал меня и ещё четверых человек из нашего дома. Молочко привозил, другую деревенскую снедь — выжили. А в этот раз я решила — уеду. И спокойно доехала, хотя все за меня переживали, как я дорогу перенесу. Встретили нас очень добрые люди. Спасибо им большое, за то, что они для нас делают. Медики приходят — лечат, повара — вкусно кормят, можно искупаться, посмотреть телевизор. Малышня больше мультики любит, а взрослые ждут, когда покажут, что дома творится. Душа болит, а обратно уезжать не хочу. Я две войны пережила, видела, как фашисты людей жгли и вешали в Отечественную. Мне тогда почти пятнадцать лет было, и я всё хорошо помню. В то время я жила в Курской области. Под Курском страшные бои были, а зима лютая, снежная и метельная. Нас в окопе снегом засыпало. Хорошо, наши знали, где мы и откопали после боя. Я тогда только ноги отморозила. Закончилась Великая Отечественная война, страну восстанавливали, работали, у меня трудового стажа 52 года. Думала, никогда больше, испытать войну не доведётся, а вот снова пришлось. А какая у нас вчера красота была — концерт для нас устроили, — переключается на радостные события сегодняшнего дня Екатерина Андреевна Карюкина.
ZНАЕМ, ЧТО МЫ В БЕЗОПАСНОСТИ, НО ТАМ НАШ ДОМ
Совершенно иной настрой у семьи Волковых. Их настрой — скорее бы домой, домой, домой.

Лариса Викторовна Волкова с годовалой внучкой Евой

С эвакуацией мы тянули три дня, пока наш сын — командир подразделения, офицер ДНР не настоял на том, чтобы мы уехали. Сам он сейчас воюет в Горловке. Муж, несмотря на плохое здоровье, хотел остаться — он раньше помогал армии, но сын не позволил. Вместе с нами приехала невестка — нам она, как дочь, и трое наших внуков. Младшей Еве годик. С первых минут нас начали поддерживать и жители, и все службы. Низкий вам поклон за доброту и отзывчивость. И от нас огромная благодарность, и от сына. Ему спокойнее воевать, зная, что мы в безопасности и ни в чём не нуждаемся. Ждём, когда всё закончится, чтобы уехать. У вас хорошо, но там дом — надеемся, что он уцелел. Конечно, все мысли о ребятах, которые сейчас воюют. Гоним тревожные мысли прочь, и верим в лучшее, — сказала Лариса Викторовна Волкова, пожелав счастья и здоровья людям, оказавшим помощь и воспринявшим их беду, как свою собственную.
Н. Парфенова
На фото: Т.Н. Клепко с Е.А. Карюкиной.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Skip to content