Заслужил высокое звание — солдат Российской Армии: Николай Клевцов рассказал о своей службе в инженерных войсках

Заслужил высокое звание — солдат Российской Армии: Николай Клевцов рассказал о своей службе в инженерных войсках

«Вот раньше мы служили…», «Только служивший в армии считается настоящим мужчиной», «Мы гордились и считали за честь отдать долг Родине» — примерно такие высказывания, намекающие на неспособность и нежелание современных юношей служить Отечеству, нередко приходится слышать от мужчин постарше, которые в сухопутных войсках служили 2 года, на флоте — 3. Что ж, была такая страница в нашей истории, когда многие молодые люди пытались избежать службы в армии любыми, даже не совсем законными способами. Сейчас же в желающих отдать долг Родине, недостатка нет. Один из них — наш земляк Николай Клевцов, недавно проходивший службу в инженерных войсках, в Каменск-Шахтинске. Он тоже считает, что за один год в полной мере освоить воинскую специальность невозможно, но, чтобы получить необходимые навыки, закалиться физически и морально — для этого времени достаточно.

Николай служил в роте сапёров, изучал устройство мин, в том числе — самодельных, учился обнаруживать, разминировать и закладывать взрывные устройства, наводить понтонные переправы на водных объектах. И лишь первые впечатления о службе в армии были для него немного окрашены в негативный цвет.

— Это был не столько негатив, сколько недоумение. Первое с чем я столкнулся — и это меня поразило, был обыск, который новобранцам устроили отцы-командиры. Искали, и если находили, забирали все острые, колюще-режущие предметы — ножи, вилки и т.д.

— Николай, а что в армии столовые приборы под запретом? Как в песне Высоцкого: «Развязали, а вилки попрятали».

— Не, тут дело не в столовом предмете, а в том, что вилка — колющий предмет, и если он окажется в руках какого-нибудь психопата — недалеко до беды. К тому же сильный стресс от разлуки с домом, мог подтолкнуть на неадекватные действия.

— Психически неустойчивого товарища, как мне кажется, должна медкомиссия освобождать от службы.

— Конечно, но в жизни всякое случается. К примеру, на первом построении, пока в течение полутора часов шла перекличка, и мы стояли по стойке смирно — в обморок свалилось четыре человека. Потом выяснилось, что они имеют заболевания, несовместимые со службой в армии. Их комиссовали по состоянию здоровья.

— Служба в армии настолько физически тяжела, что вынести её могут только подготовленные и сильные? Или право старшее поколение, утверждающее, что сейчас вся молодёжь слабая и изнеженная.

— Я бы так ответил — разная. Мне, к примеру, пробежать 5 км налегке было несложно, так как ещё школьником я занимался волейболом, футболом, лёгкой атлетикой. А пробежать с полной выкладкой — автомат, каска, подсумок, бронежилет — итого общий вес обмундирования около 20 кг, поначалу было трудновато. Когда уходил на «дембель» поступили уже новые, облегчённые бронежилеты весом 8 кг.

Наши весили шестнадцать, и мы завидовали молодым. В части служили парни, которые раньше занимались тяжёлой атлетикой, им и 40 кг — пушинка. Тем, кто на гражданке тяжелее айфона ничего не поднимал, приходилось очень нелегко. Но, так или иначе, к таким нагрузкам привыкли все. Армия здорово тренирует выносливость.

— Кстати, о современных гаджетах в армии…

— О, это отдельная тема. На гражданке формируется настолько сильная привязанность к ним, что её можно назвать зависимостью. Вы попробуйте лишить себя смартфона на сутки — и почувствуйте, как будет некомфортно. Армия от этой привычки избавляет лучше любой кодировки. Все гаджеты, включая простенькие телефоны, сразу конфискуются. По мнению командования, солдату они не нужны. Если что-то случится дома, родители могут позвонить в часть. Если вдруг непредвиденное произойдёт с солдатом, родных информируют командиры. А пустопорожние разговоры о том, чем кормили в обед, отвлекают от службы, мешают соблюдению устава. Действительно, и мешают, и отвлекают. Кто удержится от того, чтобы после отбоя не полазить по интернету, не пообщаться в соцсетях или не поиграть!? А это не по уставу, по уставу нужно спать. Некоторым парням передавали смартфоны с «гражданки», и если эту подпольную вещь находили — карательные меры не заставляли себя ждать. Фантазия на этот счёт у командиров была очень развита. На утреннем построении командир приносил молоток и гвозди и заставлял нарушителя дисциплины прибивать свой гаджет к дереву, в назидание остальным. Также за этот проступок можно было получить парочку нарядов вне очереди. Телефоны выдавались только по воскресеньям на 1 час.

— Жёстко!

— Нет, нормально. Это воспитание дисциплины и чёткого выполнения приказов. А приказы, подъём, отбой в армии ещё никто не отменял. Да они ведь даже в детском саду соблюдаются.

— А как обстоят дела в армии с приказом: «Копать отсюда до заката».

— Такие приказы не отменят никогда. Землеройная машина в армии называется — солдат. Это шутка. На самом деле каждый солдат должен уметь отрыть для себя окопчик. Полгода я служил в части, а полгода на полигоне под Новочеркасском, где пришлось до совершенства отточить навыки рытья окопов. В течение 4 часов копаем окопы, потом 15 минут отдых, а потом сдача какого-нибудь норматива — по бегу, стрельбе и прочим «радостям». Отдых в армии — это всего лишь смена деятельности.

Скучать без дела нам не давали, кроме как в определённое уставом время. Жили мы всё это время в палатках, невзирая на погодные условия, питались макаронами и гречкой с запахом тушёнки. В части было по-другому. Шведский стол, где предлагалось на выбор три первых блюда и на второе тоже три. На полигоне была настоящая армейская служба. А вообще, в армии житье не худо! И приказы командиров, казавшиеся тогда абсурдными, спустя время, таковыми не кажутся и тоже преследуют определённую цель. К примеру, разливает командир пару ведёр воды по казарме и говорит: «К моему приходу, чтобы всё блестело и сияло, и пахло весной!». Вот и проявляй боец смекалку в достижении запаха весны. Приказ мы восприняли буквально. Проснулся азарт и мысли в черепной коробке зашевелились… В ход пошли подручные средства в виде зубной пасты и прочих туалетных принадлежностей. А с выдумкой уже и не так скучно чистоту наводить, да и вспомнить есть о чём. Из армии мы уходили более подготовленными к жизни, потому что там нет людей, которые выполнят за тебя поставленную задачу или наведут порядок и пришьют оторванную пуговицу. У нас в части был такой чудак, который на вопрос командира: «Сколько времени?» не мог ответить потому, что дома он пользовался исключительно электронными часами и в стрелках разобраться не мог. Этот инцидент произошёл во время построения и хохот стоял, в нарушение устава, знатный.

Перед «дембелем» отцы-командиры признавали, что мы стали настоящими солдатами и печально вздыхали, готовясь принять «айфонщиков», так они называли молодое пополнение. Возможно, и мы в их глазах, год назад были «айфонщиками» и, честное слово, мы были горды, заслужив право на звание солдата Российской Армии. И если бы сейчас делать выбор — служить — не служить, я бы не отказался от службы в армии. Парням советую не бояться службы — это не напрасно потерянное время! Приобретаете вы большее — выносливость, ловкость, умение подчиняться приказам, следовать дисциплине и уверенность в собственных силах, — подытожил Николай Клевцов.

Н. ПАРФЕНОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Skip to content