Заповедные места Волгодонского района

Путевые заметки

Охотничье угодье «Романовское» Общества охотников и рыболовов Волгодонского района раскинулись на площади 320 гектаров. И это особый мир, настолько удивительный, что попав туда, ощущаешь его изначальность. Чудеса начались сразу, как только мы на автомобиле Нива (на других марках машин сюда не добраться) егеря Владимира Тихонова покинули х. Рябичев. О современном мире напоминала лишь развороченная колесами машин грунтовая дорога, по которой мы с большой осторожностью пробирались, направляясь вглубь охотугодий к вольеру, где обитают олени. В летнее время, если нет сильных дождей, на Ниве или УАЗике до вольера можно доехать за 10 минут. Зимой, если повезёт, добраться можно вообще, часа за два. Решаются на такой отчаянно смелый шаг лишь егеря Общества охотников и рыболовов Волгодонского района.

О заповедности этих мест говорит и отсутствие следов «цивилизации» в виде целлофановых пакетов и бутылок, ставших привычным явлением повсеместно. А с неожиданностями здесь можно встретиться на каждом шагу. И вот первая — выскочивший из высокой, ещё не успевшей «сгореть» на солнышке травы, заяц — крупный, длинноухий. Он застыл, уставившись на затормозившую машину. Мы — председатель Общества охотников и рыболовов Александр Кедич, бухгалтер общества Виктория Межлумова, Владимир Тихонов рассматривали зверька неменьше минуты, пока он не юркнул в траву. Была отличная возможность сфотографировать представителя фауны, но камера покоилась в рюкзаке. Да, и кто мог предположить такую встречу в самом начале пути. После этого начали держать всю снимающую аппаратуру в руках, но кроме птиц ничего интересного по дороге, больше не встретили.

Пернатый мир охотугодий разнообразен. Водятся здесь, причём в изобилии, птицы, занесённые в Красную книгу. О многих обычные люди, неувлекающиеся орнитологией, уверены, и не слышали. К примеру, о птичке семейства ибисовых — каравайке, имеющей метровый размах крыльев, длинные ноги, чтоб легче ходить по мелководью, длинный клюв и необычный окрас. Каравайка тёмно-бурая с бронзовым и зелёным металлическим отливом. Лебедь-кликун, получивший своё название за громкие, весьма немузыкальные, трубные звуки, которые он издаёт. И лишь перед смертью лебедь жалобно кричит — это, так называемая, лебединая песнь. Учёные до сих пор не разобрались, как лебеди могут предсказывать собственную смерть. Лебединая верность воспета поэтами в веках, и учёные подтверждают, что эти птицы создают пары навсегда, пока смерть не разлучит их. А вот о верности щурок золотистых легенд не слагают. Но учёные выяснили, что «разводы» семейных пар у этих птичек крайне редки и составляют всего 20 процентов. Не заметить и не залюбоваться щуркой золотистой, которую ещё называют пчелоедкой, невозможно. Она одна из самых ярко окрашенных птиц — голубое брюшко, рыже-коричневая спинка вызывают восхищение у всех, кроме пасечников, потому что эта птаха питается насекомыми, в том числе — и пчёлами. Перед тем, как пообедать, щурка бьёт насекомое о твёрдую поверхность, тем самым защищая себя от жала пчелы и осы и разбивая твёрдые, хитиновые панцири жуков.

Исчезновение болотному луню, по крайней мере на Дону, не грозит. Этот хищник семейства ястребиных, один из самых крупных (размах крыльев полтора метра) пропитание находит без труда — это и рыба, и птенцы других птиц, и грызуны. Помогают ему в этом острое зрение и превосходный слух.

Единственная дорога в центр охотугодий пролегает по территории, которая когда-то была степью. Сейчас это место облюбовали фруктовые деревья — дикая яблоня и груша. Среди трав и деревьев, на месте бывшего хутора Кривая Лука, неприметно стоит памятник с красной звездой на котором слова: «Здесь покоятся моряки, отдавшие свои жизни в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в июне 1942 года». Как объяснил Владимир Тихонов, памятник появился сравнительно недавно, лет пять назад. Хутор же прекратил своё существование в семидесятых.

Наконец мы у цели — у вольера площадью в 16 гектаров. Где-то здесь олени, которые впервые появились в охотугодьях в 2006 году. Светлая идея развести на донской земле благородных животных пришла в голову Александру Кедичу, возглавляющему Общество охотников и рыболовов уже 20 лет. Олени прижились и, хотя находятся, можно сказать, рядом с человеком, по-прежнему остаются дикими. Увидеть их непросто, но очень хочется. Для исполнения желания, тихо, как только можем, идём по вольеру. Для оленей, имеющих острый слух и чутьё мы, конечно, ломимся, как стадо бизонов на водопой.

— Сейчас у оленух идёт отёл, и обычно уходя на водопой или кормёжку, они оставляют малышей лежать в густой траве. Возможно, нам посчастливится найти лёжку оленёнка, — шёпотом говорит Александр Кедич.

Обходим места предположительных лёжек. Пусто… Не повезло… Выйдя на участок леса, где лёжек быть не должно, расслабляемся — начинаем разговаривать громче, на сухие ветки, издающие треск, наступать чаще и вдруг… Из травы выпрыгивает, иначе не скажешь, оленёнок, и нескладно взмахивая длинными ногами, несётся прочь. Наши чувства — разочарование, огорчение, досада — смешались воедино. Могли же подобраться ближе, рассмотреть лучше, сфотографировать.

— Оленята, существа любопытные и менее пугливые, чем взрослые особи. Если сидеть, не двигаясь, продолжительное время они могут подойти метра на три. Вытянут мордочки и принюхиваются, — рассказывает Александр Кедич.

К следующей встрече с оленями подготовились более основательно. Александр Кедич долго выбирал место для засады с учётом повадок животных, направления ветра, скрытности и т.д. Потом дал поручение егерям, Владимиру Тихонову и Павлу Кузнецову, немного пошуметь в определённых местах вольера, для того, чтобы олени побежали в нужном направлении. Случилось, так, как было задумано. И стадо оленей как будто проплывает мимо — настолько их бег грациозен и изящен. Взрослые оленухи, рогачи, маленькие олешки — незабываемая картина. На солнышке сверкают рыжие бока и спины, покрытые у малышей светлыми пятнами. Животные достаточно упитанны.

oleni
Фото автора

— Сейчас для пропитания оленям достаточно травы, но мы постоянно подсыпаем им понемногу фуража, чтобы не забыли место кормления и приходили сюда зимой. Рассыпаем фураж и за пределами вольера. Это для тех, кто ушёл от нас на свободу, но по-прежнему, приходит к нам, как в столовую, — объясняет егерь Павел Кузнецов.

Общество охотников и рыболовов не раз отправляло молодых оленей в другие заповедники и заказники, отпускало на свободу. Свободу получают те олени, которые родились и выросли в вольере, и у них сформировано на генетическом уровне чувство родины. Эти животные далеко не уйдут. Привезённые из других регионов и получившие свободу они всегда будут стремиться возвратиться домой. Разумеется, ничего хорошего из этого не выйдет.

Рядом с человеком оленям безопаснее и сытнее, особенно зимой, когда отыскать корм сложно. Враги благородных оленей на свободе — это волки и шакалы, которые в наших местах нередкость. Охотники постоянно отстреливают хищников, тем самым регулируя их численность, но, не имея природных врагов, стаи шакалов быстро восстанавливаются.

— В прошлом году я видел стадо оленей в лесу за вольером, примерно, в тринадцать голов, состоящее из взрослых особей. Это значит, что молодняк был уничтожен хищниками. Так что, неволя для оленей — благо, а не наказание. Главный показатель хорошей жизни оленей в неволе — их размножение, — говорит Александр Кедич.

Обратный путь прошёл по уже знакомой дороге. На несколько минут остановились у водоёма недалеко от х. Рябичев, полюбовались на белых и серых цапель, ловивших рыбу. Здесь эти птицы тоже чувствуют себя комфортно. Но это уже другая история.

Едва покинув охотугодья, захотелось вернуться. Полдня проведённые, в заповедных местах воспринялись как маленький, интересно проведённый отпуск.

Н. Парфенова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content