Символ стойкости и мужества

2 февраля в нашей стране будет отмечаться 77 годовщина полного разгрома немецко-фашистских войск в Сталинградской битве, ставшей поворотным моментом в ходе Великой Отечественной войны. 

С 17 июля 1942 года по 2 февраля 1943 года на просторах донских и волжских степей продолжались тяжёлые, кровопролитные бои, завершившиеся победой Красной Армии в Сталинграде. С этого момента стратегическая инициатива перешла к нашим войскам, а кроме того поражение немцев на Волге заставило Японию и Турцию отказаться от вступления в войну на стороне фашистской Германии. 

Захват крупного промышленного центра на берегу Волги блокировал бы транспортное сообщение между центральными районами СССР и Кавказом, позволил бы взять под контроль месторождения нефти на Кавказе. Сражения за Мамаев курган, дом Павлова, заводы: «Красный Октябрь», тракторный «Баррикады» стали известны во всём мире. 

Лица войны в письмах 

В письме домой защитник Сталинграда морской пехотинец Виктор Барсов писал: «Здравствуйте, мои дорогие. Пользуясь кратковременной передышкой пишу. Я жив, здоров, питаюсь отлично, так как Родина для нас, защитников Сталинграда, не жалеет ничего, но и мы для Родины готовы всем пожертвовать, вплоть до самой жизни. Сталинград должен быть наш и будет! Впрочем, у меня всё в порядке, прошу обо мне не беспокоиться». Из письма комиссара Н .Ф. Стафеева жене: «Ты пишешь, чтобы я берёг свою жизнь. Что тебе ответить? Да, каждый из нас хочет жить, дышать, ходить по земле, видеть небо над головой. Каждый хочет увидеть Победу, прижать к шероховатой шинели кудрявую головку дочери, встретить горячий поцелуй жены. Я тоже очень люблю жизнь и потому борюсь за неё. За счастье своей дочурки, за счастье своей Родины, за наше с тобой счастье. Я люблю жизнь, но щадить её не буду, смерти не испугаюсь. Буду жить как воин, и умирать как воин». Несмотря на тяготы и лишения, в письмах домой об этом — ни слова и не только из-за опасений цензуры, но и стремления успокоить родных.

Захватчикам пришлось признать мужество и силу духа советских солдат и офицеров. Неоспоримость этого факта доказывают их письма близким, в которых они могли себе позволить быть откровенными. Эрих Отто: «Сталинград — это ад! Русские не похожи на людей — они сделаны из железа, они не знают усталости, не ведают страха. Матросы на лютом морозе идут в атаку в одних тельняшках. Физически и духовно один русский солдат сильнее нашей роты». Ефрейтор Отто Брауэр: «Мы делаем всё, что только можем, но русский дерётся здесь с полным презрением к смерти. Пленных теперь больше не берём, ибо они до последнего дыхания стреляют из своих укрытий, блиндажей, подвалов». Обер-ефрейтор Гейнц Ханен: «Сталинград — это ад на земле. Мы атакуем ежедневно. Если удаётся утром занять 20 метров, вечером русские отбрасывают нас обратно». Немецкие солдаты и офицеры часто в письмах сравнивают военные действия в Сталинграде с адом. С нотками паники и ужаса рвётся крик из душ, привычных к кровавым расправам, в том числе — над мирным населением: «В Сталинграде Бога нет!». 

По убеждению многих, выиграть Сталинградскую битву советским воинам помогли не только личная отвага, но и заступничество высших сил. Имеются данные о том, что в 1942 году состоялся облёт Сталинграда с иконой Казанской Божьей Матери на борту самолёта. Данный факт в разговоре с писателем Юрием Бондаревым подтвердил маршал Г.К. Жуков.   

В Сталинградском сражении принимало участие немало священников или просто людей верующих, которые были удостоены правительственных наград. Один из них — 18-летний уроженец г. Камышин рядовой Алексей Осипов, который служил в 57-й армии, отражавшей удар фашистов южнее Сталинграда. Он был корректировщиком огня тяжёлых минометов. В одном из боёв получил два ранения — в плечо и грудь, но поле боя не покинул. А вечером ему раздробило ступню и голень — ногу пришлось ампутировать. Алексей Павлович Осипов награжден медалями «За оборону Сталинграда» и «За отвагу». 

В конном строю 

В ноябре 1942 года отличились советские конники, продемонстрировавшие на практике боевое применение кавалерии в конном строю. 4 кавалерийский корпус под командованием генерал-лейтенанта Т. Т. Шапкина должен был участвовать в прорыве вражеской обороны, которую держали румынские войска, южнее Сталинграда. Предполагалось, что после прорыва коноводы отведут лошадей в укрытие, а кавалеристы пойдут в атаку в пешем строю. Однако, после артподготовки румыны в панике побежали. И кавалеристы начали преследование неприятеля в конном строю. Две дивизии корпуса — 81-я и 62-я охватили врага справа и слева. Три румынских полка были порублены в полном составе. Кавалеристы понесли очень небольшие потери — погибло 27 человек, ранено — 34. Не встречая сопротивления, кавалеристы взяли станцию Абганерово, где были захвачены крупные трофеи — склады с продовольствием и горючим, более 100 орудий. После этого 4 кавалерийский корпус развил стремительное наступление на г. Котельниково. Немецкому фельдмаршалу Манштейну пришлось изыскивать дополнительные силы и бросать их в контрнаступление. Под натиском превосходящих моторизированных сил противника кавалеристы отступили, вследствие чего наша 81 дивизия оказалась в окружении. В этой сложной ситуации Т.Т. Шапкин самостоятельно принимает рискованное решение — силами корпуса освободить окружённую дивизию и спасти людей. С наступлением ночи земля загудела под тысячами копыт. Немцы не ожидали такой стремительной и мощной атаки. Кольцо окружения было смято и разорвано, и дивизия, которую фашисты собирались уничтожить, была выведена из окружения.

Впервые в истории 

Победа в Сталинградском сражении считается переломным моментом в Великой Отечественной войне, после которого армия фашистской Германии начала терпеть одно поражение за другим. Боевой дух советских войск подняло пленение фельдмаршала Фридриха Паулюса, которого особо отличал Гитлер. 6 армия под командованием Паулюса участвовала в битве под Сталинградом, начиная с сентября 1942 года. Когда положение стало критическим и армия попала в «котел», Паулюс неоднократно обращался к фюреру, убеждая оставить Сталинград, но получал отказ. 30 января 1943 года Гитлер повысил Паулюса до звания фельдмаршала и приказал обороняться «до последнего патрона и до последнего солдата». Кроме того, Гитлер  указал, что «ещё ни один немецкий фельдмаршал не попадал в плен». Фактически, это было требование самоубийства.  

А на следующий день Паулюс через своих штабных офицеров передал просьбу советскому командованию о сдаче в плен. Немецких парламентёров, выполняющих задание, встретили военнослужащие 38-й мотострелковой бригады во главе со старшим лейтенантом Фёдором Ильченко. Для переговоров с Паулюсом отправился заместитель командира по политической части 38 мотострелковой бригады Леонид Винокур в сопровождении офицеров. В подвал универмага, где располагался штаб 6-й армии, вошли Винокур и Ильченко. Деморализованный, подавленный, больной фельдмаршал Паулюс объявил себя частным лицом и поручил вести переговоры начальнику штаба Артуру Шмидту и генерал-майору Роске. 

2 февраля 1943 года последние очаги сопротивления 6-й армии были подавлены. 

В настоящее время в подвальном помещении универмага в г. Волгоград располагается музей «Память», где воссозданы  обстановка штаба 6-й армии, комнаты Паулюса, лазарета и т.д. 

Подготовила Н. Парфенова 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content