Интервью с Михаилом Павловичем Овчинниковым — пограничником из станицы Романовская

Интервью с Михаилом Павловичем Овчинниковым — пограничником из станицы Романовская

Как символ — зелёная фуражка

— Часто ли вспоминаете свою службу на границе? — сразу «в лоб» задаю первый вопрос моему сегодняшнему собеседнику, жителю станицы Романовская — Михаилу Павловичу Овчинникову.

— Насколько часто ответить затрудняюсь, во всяком случае, снится постоянно, но уж в наш день, когда вся страна отмечает славный День пограничника, обязательно. У нас немало профессиональных праздников, учреждённых в честь того или иного рода и вида войск, но как-то так сложилось, что три их них выделяются особо — День пограничника, День ВДВ и День военно-морского флота. Горжусь, что принадлежу именно к когорте «погранцов», символ которых — зелёная фуражка,  бережно хранимая как память о такой непростой, опасной, но, отчасти, романтичной пограничной службе. На ней люди получают особую закалку.

Как многие мои сверстники, будучи мальчишкой, зачитывался книгами о пограничниках, с интересом смотрел фильмы и считал, что служить на границе доверяют каким-то особым людям. Честно говоря, не думал, что придётся служить именно в пограничных войсках.

Биография у Михаила Павловича, родившегося в деревне Курбатово Пермской области, самая обычная. В семье их, детей, у матери было шестеро — три брата и три сестры. Понятно, что к труду приучались с малых лет. После окончания восьмилетки, долго не раздумывая, пошёл учиться в сельское профтехучилище, где получил специальность тракториста и шофёра. А тут как раз подоспела пора идти на срочную службу.

До сих пор, хотя минуло уже почти 50 лет, с теплотой вспоминает Михаил Павлович годы своей службы в Восточном пограничном округе в Чунджинском погранотряде на заставе Исек-Арткан, носящей имя легендарного командующего Восточным пограничным округом Матвея Кузьмича Меркулова. Ещё в «учебке» все были наслышаны, что эта застава — одна из самых лучших, что порядки там очень строгие. Именно туда по истечении двух месяцев обучения и был направлен молодой пограничник Овчинников.

В ту пору обстановка на всём протяжении советско-китайской границы, в том числе — проходящей по реке Или, была напряжённой, ведь совсем ещё свежи были в памяти недавние события на Даманском, где китайцы предприняли широкомасштабную провокацию, проверяя прочность нашей обороны. Чем всё это закончилось, хорошо известно.

— Боевая готовность была постоянной, отпусков не давали, — вспоминает Михаил Павлович, — во всяком случае за два года никто из моих сослуживцев домой на родину не съездил…

В представлении многих, служба на границе — это, конечно же, неизменные схватки с нарушителями, их преследование и задержание, перестрелки и погони…

— Разумеется, случалось всякое, и когда заступал в наряды, и когда выезжал с тревожной группой, уже будучи водителем автомобиля ГАЗ-69, а позже ГАЗ-66, — рассказывает Михаил Павлович, — но «киношных» эпизодов, о которых вы упомянули выше, не припомню. А так — обычные будни по раз и навсегда заведённому порядку. А вот кормили нас отлично, согласно высокогорному пайку — сгущённое молоко, сыр, красная рыба, консервированный колбасный фарш. Плюс к этому на заставе содержалось своё подсобное хозяйство — корова, свиньи. Бытовая деталь, но говорит о многом.

С особой теплотой Михаил Павлович отзывается о своих командирах, которых помнит по именам до сих пор — о начальнике заставы, лейтенанте Григории Васильевиче Гуленко и, сменившем его, старшем лейтенанте Владимире Ивановиче Новикове, заместителе начальника по политической части, лейтенанте Юрии Фёдоровиче Шайкине, заместителе начальника по боевой подготовке, лейтенанте Владимире Григорьевиче Минченко.

— Они были не только толковыми, грамотными, строгими командирами, но и хорошими воспитателями, — делится своим мнением Михаил Павлович. — Вот  только один штрих: за все годы службы ни разу не слышал от них матерного слова, даже в самой критической ситуации. Этому же правилу следовали и все их подчинённые. Сегодня в это многие поверят с трудом, но так было на самом деле. И вообще, коллектив на заставе (а это около 40 человек) был исключительно дружным: ни о каких проявлениях неуставных отношений и речи быть не могло. Да и о какой «дедовщине» можно говорить, если каждый день — в боевой готовности, с боевым оружием под рукой.

Интересно, что и сегодня мой собеседник в курсе относительно дальнейшей судьбы своих командиров. Рассказывает, что начальник заставы Владимир Иванович Новиков впоследствии участвовал в боевых действиях в Афганистане, сейчас живёт в Краснодаре, генерал-майор. А первый его начальник заставы — Григорий Васильевич Гуленко, тоже прошедший Афган, — полковник, проживает на Украине, в городе Черновцы, замполит Юрий Фёдорович Шайкин живёт в городе Ногинске. А с заместителем начальника заставы по боевой подготовке — Владимиром Григорьевичем Минченко Михаил Павлович по сей день поддерживает связь через Интернет.

В наших краях М.П. Овчинников оказался в 1977 году, куда приехал возводить гремевший на всю страну завод Атоммаш. Работал в управлении малой механизации, затем 18 лет трудился в «Водоканале» города Волгодонск, а когда супруга — Зоя Павловна, с которой они вместе уже 45 лет, получила как врач квартиру в Романовской, перебрались сюда.

Уже когда прощались, заприметил в папке с документами, которую принёс с собой Михаил Павлович, пожелтевший, стёршийся на сгибах листок с печатью войсковой части. Это — служебная характеристика, подписанная начальником заставы, старшим лейтенантом Новиковым и заместителем начальника заставы по политической части, лейтенантом Шайкиным, которую он бережно хранит. В ней есть и такие слова: «Имеет ряд поощрений за успехи в службе, боевой и политической подготовке». Коротко и ясно.

И. Харченко

Фото из дембельского альбома

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content