«И жизнь свою достойно прошагал»

Наши юбиляры

Постоянному читателю «Романовского вестника», жителю ст. Большовская, Фёдору Кирилловичу Русакову на днях исполнилось 80 лет. Об этом факте нам сообщили земляки Фёдора Кирилловича, среди которых он пользуется заслуженным уважением. Юбиляр помнит не только историю газеты, но и всех редакторов и корреспондентов. Такое отношение к «районке» не может не радовать.

Вся жизнь Фёдора Кирилловича связана с донской землёй, где испокон веков жил род Русаковых. Старший Русаков ушёл на службу в 1939 году, оставив беременную жену и годовалого сына. С фронта он не вернулся — погиб на Курской дуге, спасая полковое знамя. Фёдор Кириллович никогда не видел отца, но, как признался нам — всегда гордился его подвигом.

Военные и послевоенные годы для семьи Русаковых были, как и для всей страны в целом, нелёгкими. Изысканным лакомством был сахар, который выдавался по кусочку в большие праздники или во время болезни. Привычной едой были овощи с огорода, рыба, пойманная в реке, и мясо сусликов. Этих зверьков добывали все станичные пацаны. Сусликов «выливали» в степи и было это делом непростым. Из лужи набирали воду и несли её за километр-полтора к норам сусликов.  Залив воду в норы, ждали, когда суслик выскачит. И тогда уж — не зевай!

Шкурки сусликов сдавали в заготконтору, а мясо жарили и ели. На вырученные от сдачи шкурок копейки покупали рыболовные крючки. Детство недаром зовётся беззаботным. Дети войны другой более комфортной и сытой жизни не ведали. Мысли о том, чем накормить детей, постоянно терзали их матерей. И однажды мать Федора Кирилловича, а с ней ещё двое станичников, решились на отчаянный шаг — кражу. По тем временам это было тяжелейшим преступлением.

— Возвратившись с работы на току, мама принесла в рукавице зерно — примерно, полтора килограмма. Бабушка пересыпала его в мешочек и спрятала. На следующий день к нам пришли с обыском. Зерно было обнаружено, и маму забрали.  Состоялся суд, определивший меру наказания — 8 лет. Отбывала она наказание в Иркутской области, а мы с братом жили с бабушкой, которая работала в колхозе и получала по 200 граммов хлеба на один трудодень. Надо ли говорить, что чувство голода стало для нас привычным. О приличной одежде мы и не помышляли. До 10 класса я носил румынскую шинель грязно-песочного цвета. Румыны отступая побросали немало обмундирования, которое выручало не меня одного, — вспоминает Ф.К. Русаков.

Во все времена у мальчишек были свои кумиры. У сверстников Русакова — лётчики, моряки, люди других военных профессий. А Фёдор Кириллович хотел быть похожим на Артема Николаевича  Шилеева — учителя физики. И после окончания школы поступил в педагогический класс  Волгодонска. Затем на факультет естествознания Ростовского государственного педагогического института. После окончания учебных заведений, он работал учителем биологии, директором школ Волгодонского  района. Его любили и уважали ученики за строгость и справедливость. А некоторые и побаивались. 

Обострённое чувство справедливости пробудило, в Фёдоре Кирилловиче неожиданный дар… Он стал поэтом. Любое событие, происходящее в стране и неблагоприятно сказывающееся на жизни простого человека, находит живейший отклик в его душе. И душевные переживания выливаются рифмованными строчками на бумагу. И хотя стихи Ф.К. Русакова, как говорится, на злобу дня, они удивительно лиричны и поэтичны. Есть в творчестве Фёдора Кирилловича и стихи — воспоминания о детстве, юности.  Много строк было посвящено любимой, единственной женщине — жене, Валентине Михайловне, с которой прожито 54 счастливых года. Стихи стали и эпитафией на её памятнике.

К своему творчеству Ф.К. Русаков относится, как к увлечению, а не чему-то серьёзному и заслуживающему внимания других. Он никогда не помышлял об издании сборников, не стремился к публикациям в газетах. Но его стихи с удовольствием слушают близкие люди, дети, внуки, правнуки, друзья.

Подойдя к своему знаменательному юбилею, Фёдор Кириллович бодр, энергичен, живо интересуется происходящим в обществе, имеет своё суждение и мнение о политических мировых событиях и событиях в стране.

Н. Парфенова

***

Воспоминаньям детства нет конца…
Я помню, как пришла в конверте похоронка, 
На никогда меня не знавшего отца ...

А повзрослев, я тайно, так гордился, 
Что мой отец, никто другой, 
Спасая полковое знамя, 
Погиб в боях под Курскою дугой. 

Мне ж, был определён порядок жизни жёсткий, 
Как следствие постигшей нас беды. 
А маму  в 48 лет "забрали"
За колоски по воле сатаны - 
И пищей нам в суровую годину 
Остался хлеб с пожухлой лебеды. 

Однако, выжил я и был другим примером, 
И жизнь свою достойно прошагал. 
Окончил школу и в престижном ВУЗе 
Бесплатно знанья получал.

Имел друзей и нынче, и тогда,
Но многих с болью потерял -
Как будто в горле ком застрял,
А от врагов, людского зла,
Господь хранил меня всегда. 

А поезд снова нёс нас вдаль - 
Она казалась бесконечной,
Но вышло так, что суждено 
Нам вместе ехать до конечной. 

А та конечная вдали, 
Манящим огоньком светилась, 
Вот так и жизнь моя прошла, 
Звездой упавшей прокатилась. 

Ф.К. Русаков, ст. Большовская,  2010 год

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content