Родившийся в концлагере житель Романовской Николай Васильевич Коваль не держит злобы на немцев

Родившийся в концлагере житель Романовской Николай Васильевич Коваль не держит злобы на немцев

Первым словом, произнесённым ребёнком, является слово — мама. Скорее всего, житель ст. Романовская Николай Васильевич Коваль тоже звал маму, но на каком языке? Об этом не узнает никто и никогда. С шести месяцев и до полутора лет он не видел свою родную маму и слышал исключительно немецкую речь. Николай Васильевич Коваль родился в концентрационном лагере, расположенном между Гамбургом и Мюнхеном, в 120 км от Польши, в небольшом городке Набух на Дунае.

С сентября 1941 года по сентябрь 1943 года в Донецкой области хозяйничали фашисты. Многих молодых и здоровых парней и девчат угоняли на принудительные работы в Германию. Не миновала такая участь и 18 летнюю трактористку Александру Захаровну Коваль, которая уже носила под сердцем сына. Но кого это волновало! Так мать Николая Васильевича оказалась в старинном баварском городке Набух на Дунае, имеющем многовековую историю и славящимся красивейшими архитектурными сооружениями. Вот только любоваться городскими пейзажами пленные возможности не имели. Всё что они видели — это тяжёлый труд и лагерные бараки. Александра чаще работала на мясокомбинате. Впоследствии она вспоминала и удивлялась тому, что это было практически безотходное производство.

В положенный срок 4 декабря 1943 года Александра родила малыша, которому даже имя дать не разрешили. Акушерка сказала: «Будет Николаус». До шести месяцев ребёнок находился с матерью. Потом Александра видела сына раз в неделю, потом — раз в месяц, затем свидания прекратились совсем.

— С какой целью нас, новорождённых, оставили в живых, я не знаю. Нас крестили и подарили, по германскому обычаю, серебряные ложечки, — рассказывает  Н.В. Коваль.

В 1943 году в Германии начала действовать программа Лебенсборна, по которой предполагалось увеличить численность арийцев за счёт голубоглазых и светловолосых детей — выходцев из других наций, так как Гитлер ещё не оставил планов захватить власть над миром, где господствует чистая раса. Обеспечить демографический рост населения, опираясь только на граждан своей страны, было уже невозможно, так как  Германия несла большие потери в войне. Из детей, вывезенных с оккупированных территорий, отобранных в лагерях, хотели сделать убеждённых нацистов, полностью подавив все национальные особенности. Дети воспитывались либо в детских домах, либо в немецких семьях под видом сирот, чьи родители погибли, защищая Германию. Причём, приёмные родители и не подозревали, что их сын или дочь другой национальности. Такой или более трагической судьбы (фашисты использовали детей в качестве доноров, нередко забирая кровь полностью или других чудовищных экспериментов, к примеру, ампутация конечностей без наркоза) Николай Васильевич избежал. В апреле 1945 года Набух на Дунае был освобождён американскими войсками. Как только это произошло, Александра, не раздумывая, вскочила на мотоцикл охранника и помчалась за сыном. И даже после долгой разлуки он узнал её.

Победу над фашистской Германией Александра Захаровна встретила вместе с сыном в родном краю. Это была, конечно, великая радость. Но отношение земляков к вернувшимся из плена женщинам было неоднозначным. Многие жалели, а многие откровенно презирали. Было обидно, ведь не по собственной воле она отправилась в Германию. Муж не захотел жить с женой и сыном. Александра Захаровна воспитывала Николая одна, пока не встретила Егора Михайловича. Николаю тогда уже исполнилось 10 лет.

— Я никогда не сталкивался с недоброжелательным отношением по поводу моего рождения. Рос, как обычный мальчишка того времени. Мама умерла в 1995 году. Рассказывать о пребывании в лагере она не любила. Чаще вспоминала, как над нашим селом фашисты сбили советский самолёт. К счастью, жители, в том числе и мама — нашли лётчиков, спустившихся на парашютах, раньше врагов. Двоих, оставшихся в живых, переодели в гражданскую одежду и спрятали. Третьего, погибшего, похоронили. Парашюты малинового цвета, сделанные из натурального шёлка, разрезали на части. Потом из этих лоскутов шили кофточки и рубашки.

— В 1956 году отчим побывал в командировке в Волгодонске и решил, что нам нужно перебраться в этот город. С 15 лет я начал работать и одновременно учиться в вечерней школе. Потом получил рабочую специальность в ПТУ. Трудился на строительстве Химзавода, Атоммаша. Стаж — 40 лет, являюсь Ветераном труда, был отмечен Благодарственными письмами, Почётными грамотами. В ст. Романовская с супругой, Верой Георгиевной, с которой вырастили и воспитали 2 детей, переехали 30 лет назад. Я прожил счастливую жизнь. И сейчас не жалуюсь. Радуюсь успехам внуков — их у нас шесть. Развожу голубей — это моё увлечение с детства. Ежедневно, в любую погоду совершаю пешие по 5 км прогулки с моим верным товарищем — псом Кузьмой. В мае открываю купальный сезон на Дону, который заканчивается у меня в октябре. Злобы в сердце на немцев, как на нацию я не держу, простые люди не виноваты,  — поделился  Н. В. Коваль.

Н. Парфенова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content