24 января 1919 года — начало кровавого «расказачивания» на Дону

24 января 1919 года — начало кровавого «расказачивания» на Дону

Не успели отшуметь по стране новогодние праздники, как на Дон пришли скорбные воспоминания о чёрных днях в истории казачества.

Сегодня исполняется 103 года со дня пресловутой директивы ВЦИК РКП (б), подписанной Я.М. Свердловым и послужившей толчком для развязывания репрессий и гражданской войны на Дону.

Казаки, издревле не терпевшие власть над собой, настороженно отнеслись к приходу власти большевиков. Они требовали реорганизации местного самоуправления на демократических началах, созыва Войскового круга. Круг начал свою работу 26 мая 1917 года в Новочеркасске. Прибыло около 700 делегатов, среди которых были представители всех политических течений – от монархистов до большевиков. Был избран Войсковой атаман, — боевой казачий генерал Алексей Максимович Каледин. Новая власть принимала все меры для налаживания на Дону нормальной жизни, порушенной войной и революцией. Она выдвинула свою программу: поднять дисциплину в армии, запретить надоевшие всем митинги и собрания в войсках, упразднить в полках и тыловых частях советы и комитеты, что помогло бы вернуть армии былую мощь. Хотели провести земельную реформу, социально-экономические преобразования на Дону. Но этому не суждено было сбыться. Программа атамана Каледина не пришлась по душе большевикам, которые требовали полного подчинения революционному комитету. Мирные переговоры атамана Каледина с председателем военно-революционного комитета Подтелковым не состоялись. Началось брожение в казачьих полках. Атаман Каледин снял с себя полномочия войскового атамана и застрелился.

В конце зимы 1919 года гражданская война приняла ожесточенные формы. Борьба шла на полное истребление казаков, ибо появилась секретная директива о расказачивании. В ней говорилось:

  1. Провести массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо участие в борьбе с советской властью. К среднему казачеству необходимо применить все те же меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти.
  2. Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем сельскохозяйственным продуктам.
  3. Принять меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселение, где это возможно.
  4. Уравнять пришлых иногородних с казаками во всех отношениях.
  5. Провести разоружение, расстреливать каждого, у кого будет обнаружено оружие после сроков сдачи.
  6. Выдавать оружие только надежным элементам из иногородних.
  7. Вооруженные отряды оставить в казачьих станицах впредь до установления нового порядка.
  8. Всем комиссарам, назначенным в те или иные казачьи поселения, предлагается исполнять настоящие указания.

Центральный комитет постановил провести через соответствующие советские учреждения обязательство наркомбезу разработать в спешном порядке фактические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли.

Член РВС Южного фронта Колягаев отдал свой приказ.

Донбюро, разработавшее свою собственную директиву ревкомам:

Дон превратился в ад. Это видели все, даже красные. Например, казак Филипп Миронов, командовавший конным корпусом красных, с горечью писал: «Коммунисты своими злодеяниями вызвали на Дону поголовное восстание. Кровь, пролитая теперь на южном фронте, это кровь напрасная и лишняя, и проливается она под дикий хохот вандалов, воскресивших своими злодеяниями времена средневековья и инквизиции. Население стонало от насилия, нет хутора и станицы, которые не считали бы свои жертвы десятками и сотнями. Дон онемел от ужаса». В этих условиях казакам не оставалось иного пути, как подняться на всеобщую борьбу, чтобы спасти себя, своих близких. Заседание президиума войскового круга, объявившего всеобщую мобилизацию на Дону, состоялось 29 апреля 1919 года.

«Близок час победы, мужайтесь, братья-казаки, держитесь стойко!» — говорилось в воззвании к восставшим.

Братоубийственная война собирала обильную жатву на донской земле. И кто может точно назвать правого и виноватого в этой кровавой бойне?

Наступление белых казачьих полков поддерживалось почти всем казачьим населением Дона, что привело к временному успеху: к лету 1919 года практически весь Дон был охвачен восстанием и очищен от большевиков. Однако осенью, после ожесточенных сражений, успех стал сопутствовать красным. Казаки пытались удержаться на рубеже Дона, но им это не удалось. В декабре войсковой атаман Богаевский отдал приказ об эвакуации на Кубань. В Новочеркасске спешно грузились в вагоны казачьи реликвии, хранившиеся в Донском музее, казачья казна и другие ценности. Все, кто мог уйти, уходили, низко склонив голову: они знали, что навеки прощались с Родиной, родными погостами.

В 1920 году Войско Донское перестало существовать, а вместе с ним и донские казаки. Произносить эти слова запрещалось. Многие потомки казаков даже своим близким боялись рассказывать о прошлом, опасаясь навредить им и нагнать на них немилость новой власти.

Произносишь слова «донская земля, братцы-казаки, тихий Дон» — и перед мысленным взором встают ковыльные степи, Дон-батюшка, образы Ермака и Платова, Разина и Булавина, Игната Некрасова и Леонтия Каргальского и сотен других донцов, прославивших Дон и Россию. Сколько почестей воздали им, сколько хулы излилось на них! Все прошло, века пролетели, как мгновения, но осталась память потомков, неугасимая и неистребимая, несмотря на старания недругов казачьих.

Мы как бы заново начинаем читать и вдумываться в нашу не столь уж давнюю историю, в том числе и историю нашего донского края, открывая то и дело «белые» страницы. Важно, чтобы это не исчезло бесследно, а потомки разберутся, время всё расставит по своим местам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Skip to content